О соборе Новомученики    Пожертвование
МенюНовомученики → Протоиерей Феликс Козельский
Протоиерей Феликс Козельский

Феликс Михайлович Козельский родился в январе 1891 года в селе Вознесенском Вознесенской волости Шадринского уезда Пермской губернии. Выпускник Пермской Духовной семинарии, Казанской Духовной академии, он прежде преподавал в Екатеринбургской и Забайкальской духовных семинариях (в Чите служил в 1920-1922 гг)., был кандидатом богословия.

В Екатеринбурге служил в Богоявленском кафедральном соборе, в Александро-Невской (Лузинской) и Крестовоздвиженской церквах. С 1928 года протоиерей Феликс Козельский – настоятель Успенского собора Верх-Исетского завода.

От грамотного проповедника пытались избавиться. В следственном деле есть такая запись: «Неоднократно с 1923 года привлекался органами ОГПУ. Сидел от трех дней до полутора месяцев без предъявления обвинения, виновным себя не признал, за исключением тайного преподавания Закона Божия». И вещественные доказательства в деле имелись: конспекты проповедей и ученические тетради братьев Гребневых, Бориса и Глеба, старательно записывавших те сведения, которых теперь ни в каких учебниках не было. Уже побывавший в застенках репрессивных органов, батюшка не убоялся, но продолжал отстаивать веру и храмы, оставаясь верным Святейшему Патриарху Тихону. Не случайно в следственном деле о нем многозначительно написано: «Тихоновец». Причем тихоновец активный, так как о. Феликс совершал поездки по епархии для укрепления приходов против обновленцев.

С этой целью побывал он и в селе Савинском, где его старший брат Михаил Козельский был уже диаконом. Они вместе со священником Петром Михайловичем Львовым, который служил здесь почти четыре десятилетия, обсудили, как хранить церковь от обновленцев. Об этой деятельности и в обвинительном заключении записано: «…распространял слухи о гонении на религию и о разложении церквей через обновленцев – агентов ГПУ».

14 февраля 1930 г. в Успенском соборе шло заседание президиума церковного Совета, в ходе которого без предъявления ордера арестовали настоятеля отца Феликса Козельского. В этот же день церковное имущество было описано финотделом и вывезено...

Собор был закрыт. А как же иначе, ведь, по мнению ГПУ, «Успенский собор является пунктом группировки чуждых и антисоветских элементов, которые оказывают религиозное и политическое влияние на рабочих»...

На первом же допросе (18 февраля 1930 года) он доказывает совершенную непричастность своих проповедей к событиям «политической и хозяйственной жизни», которых «никогда не касался». Тем не менее 19 февраля принято Постановление ППОГПУ по Уралу. Согласно этому документу Козельский Ф. М. изобличался в использовании церковных проповедей в целях агитации против мероприятий советской власти, в распространении провокационных слухов о гонении на религию.

Мерой пресечения на период следствия решено избрать содержание под стражей в Свердловском изоляторе. Один из свидетелей показал, что он в своих проповедях осуждал безбожников и закрытие церквей. В конспекте для проповеди, изъятом в числе других документов при аресте Козельского, записано: «Строгое отношение Спасителя к людям, вводящим в соблазн других людей. Пояснить эту мысль на примере распространения заразной болезни в здоровой местности. Соблазн неверия и холодного безразличного отношения к вере расшатывает в людях известный круг крепких и здоровых церковных привычек. От этого отношения вся русская жизнь зашаталась».

Все перечисленные помыслы и деяния, среди которых было еще и «тайное преподавание Закона Божьего детям», составили основу обвинительного заключения ППОГПУ по Уралу от 11 апреля 1930 года. Дело Козельского направлялось в коллегию ОГПУ для внесудебного рассмотрения. Согласно постановлению тройки ППОГПУ по Уралу от 16 мая 1930 года принято решение: «Козельского Феликса Михайловича заключить в концентрационный лагерь сроком на 5 лет, считая срок с 19 февраля 1930 года».

На основании Указа ПВС СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40 гг. и начала 50-х годов» Козельский Феликс Михайлович был реабилитирован.

И вот неожиданно найдены новые сведения. В какое-то время после отбытия наказания (дата неизвестна) о. Феликс оказался в селе Арефьево, что в Нижегородской области, в Вачском районе. И в небольшой сельской церкви в честь Святой Живоначальной Троицы его пастырская деятельность была настолько влиятельна, что его готовили, как рассказывают, к принятию сана епископа. Как бы это ни было опасно в накалявшейся репрессивной обстановке, мужественный священник помнил, что сказал Господь: «…никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9, 62).

Карательные органы не оставили это без внимания. 6 ноября 1937 г. тройка при УНКВД по Горьковской области вынесла ему приговор о высшей мере наказания, как участнику контрреволюционной группы. Расстреляли священника Феликса Козельского 28 ноября 1937 г. Об этом написано в Книге памяти Нижегородской области.

Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего протоиерея Феликса

Источники:

«От алтаря Параскевинского храма – в сонм новомучеников». Православная газета №29 (782) / 11 августа ’14 http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at54212

«Отец Феликс». Православная газета №7 (20) 1995 г. http://orthodox.etel.ru/Best/Eparx/feliks.htm

16.06.2014 Просмотров: 1624