О соборе Новомученики    Пожертвование
МенюЦерковная жизньЦерковные праздники → Священномученик Аркадий Гаряев
Священномученик Аркадий Гаряев

14 ИЮЛЯ


Священномученик Аркадий Гаряев

Свя­щен­ник Ар­ка­дий Ни­ко­ла­е­вич Га­ря­ев ро­дил­ся в 1879 го­ду в се­мье свя­щен­ни­ка от­ца Ни­ко­лая Алек­се­е­ви­ча и Ма­рии Ива­нов­ны. 1891 го­ду, ещё со­всем мо­ло­дым – 12-лет­ним маль­чи­ком, Ар­ка­дий Га­ря­ев по­сту­пил в Че­ты­рёх­класс­ное Ду­хов­ное учи­ли­ще, ко­то­рое на­хо­ди­лось в Уезд­ном го­ро­де Ка­мыш­ло­ве.

По­сле окон­ча­ния учи­ли­ща, он по­сту­пил в Перм­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию в 1894 го­ду, а в 1896 го­ду 18 лет­ний юно­ша был уво­лен из Перм­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии по бо­лез­ни, от­учив­шись в ней все­го два го­да.

1897 го­ду с 30-го июня Ар­ка­дий Га­ря­ев стал слу­жить пса­лом­щи­ком в се­ле По­кров­ском Ека­те­рин­бург­ско­го уез­да при По­кро­во-Бо­го­ро­диц­кой церк­ви.

14 мар­та 1898 го­да был пе­ре­ве­дён на долж­ность пса­лом­щи­ка к Свя­то-Тро­иц­кой церк­ви Ка­мен­ско­го за­во­да, Ка­мыш­лов­ско­го уез­да, а через год 8 июля 1899 го­да по­свя­щён в сти­харь.

В 1903 го­ду, 25 мая в мо­ло­дой се­мье пса­лом­щи­ка Ар­ка­дия по­яви­лось по­пол­не­ние, его мо­ло­дая 20 лет­няя су­пру­га Агри­пи­на Ев­ге­ньев­на ро­ди­ла пер­вен­ца. Сы­ниш­ку на­зва­ли Ми­ха­и­лом, в честь пре­по­доб­но­го Ми­ха­и­ла ис­по­вед­ни­ка, епи­ско­па Си­над­ско­го па­мять ко­то­ро­го празд­но­ва­лась дву­мя дня­ми рань­ше. А в 1905 го­ду, 10 мар­та, на сле­ду­ю­щий день по­сле празд­но­ва­ния па­мя­ти со­ро­ка се­ва­стий­ских му­че­ни­ков в се­мье сно­ва по­явил­ся маль­чик, ко­то­ро­го на­зва­ли Ни­ко­ла­ем, на­вер­ное, в честь од­но­го из му­че­ни­ков Се­ва­стий­ских – Ни­ко­лая.

В 1905 го­ду 10 ап­ре­ля Епи­ско­пом Ека­те­рин­бург­ским и Ир­бит­ским Вла­ди­ми­ром (Со­ко­лов­ским) – пса­лом­щик Ар­ка­дий Га­ря­ев был ру­ко­по­ло­жен в сан диа­ко­на, и был опре­де­лён на пса­лом­щи­че­скую ва­кан­сию к той же Свя­то–Тро­иц­кой церк­ви Ка­мен­ско­го за­во­да. Ру­ко­по­ло­же­ние со­вер­ша­лось в го­ро­де Ека­те­рин­бур­ге Кре­сто­воз­дви­жен­ской церк­ви.

В 1906 го­ду, бу­дучи диа­ко­ном, отец Ар­ка­дий (Га­ря­ев) был опре­де­лен за­ко­но­учи­те­лем в Зем­ское учи­ли­ще в де­рев­ню Но­во–За­вод­скую в пя­ти ки­ло­мет­рах от Ка­мен­ско­го за­во­да, Ка­мыш­лов­ско­го уез­да.

В 1907 го­ду отец Ар­ка­дий (Га­ря­ев) был ру­ко­по­ло­жен в сан иерея (свя­щен­ни­ка), и на­прав­лен к церк­ви Пет­ра и Пав­ла в се­ло Пет­ро­пав­лов­ское (ныне го­род Се­ве­ро­уральск), здесь он про­дол­жил пре­по­да­ва­ние За­ко­на Бо­жи­его в Зем­ском учи­ли­ще, ко­то­рое на­хо­ди­лось в Пет­ро­пав­лов­ском се­ле. Ра­бо­тая пре­по­да­ва­те­лем, и бу­дучи от при­ро­ды че­ло­ве­ком очень вдох­но­вен­ным, отец Ар­ка­дий ча­сто пи­сал сти­хи. Сти­хи его от­ли­ча­ют­ся ори­ги­наль­но­стью на­пи­са­ния. Они име­ют до­воль­но ин­те­рес­ную рит­ми­че­скую струк­ту­ру.При­ход от­ца Ар­ка­дия (Га­ря­е­ва) вме­сте с де­рев­ня­ми и на­се­лен­ны­ми пунк­та­ми, ко­то­рые бы­ли при­пи­са­ны к его церк­ви (Пет­ра и Пав­ла), за­ни­мал са­мую боль­шую тер­ри­то­рию в Ека­те­рин­бург­ской Епар­хии:

– де­рев­ня Мо­сто­вая в 25 вер­стах;

– де­рев­ня Вос­кре­сен­ская в 30 вер­стах;

– де­рев­ня По­ло­вин­ная в 16 вер­стах;

– де­рев­ня Ви­ше­ра в 30 вер­стах;

– де­рев­ня Бо­рон­ская в 30 вер­стах;

– де­рев­ня Ты­лап­ка в 60 вер­стах;

– де­рев­ня Гор­ная в 120 вер­стах;

– де­рев­ня Ария в 115 вер­стах;

– де­рев­ня Осма­нов­ка в 95 вер­стах;

– де­рев­ня Бо­ро­вая в 60 вер­стах;

– де­рев­ня Де­неж­ки­на в 33 вер­стах (Ча­сов­ня в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Уто­ли моя пе­ча­ли»);

– де­рев­ня Ми­тя­е­ва в 85 вер­стах (Шко­ла гра­мо­ты) (Ча­сов­ня в честь Зна­ме­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри);

– де­рев­ня Ла­ча в 60 вер­стах (Шко­ла гра­мо­ты) (Ча­сов­ня, ко­то­рая бу­дет пре­об­ра­зо­ва­на в цер­ковь).

В де­рев­нях Ми­тя­е­вой и Ла­че име­лись Шко­лы гра­мо­ты, ко­то­рые со­дер­жа­лись на сред­ства Ека­те­рин­бург­ско­го Мис­си­о­нер­ско­го Ко­ми­те­та, чле­ном ко­то­ро­го со­сто­ял отец Ар­ка­дий (Га­ря­ев).

В де­ревне Де­неж­ки­на сто­я­ла ча­сов­ня, по­стро­ен­ная мест­ны­ми жи­те­ля­ми в честь ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри «Уто­ли моя пе­ча­ли».

В де­ревне Ми­тя­е­вой сто­я­ла ча­сов­ня. Ча­сов­ня бы­ла де­ре­вян­ная в честь Зна­ме­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри.

В се­ле Пет­ро­пав­лов­ском сто­я­ла ка­мен­ная клад­би­щен­ская ча­сов­ня. Ча­сов­ня бы­ла по­стро­ен­ная в ХУШ ве­ке за­во­до­вла­дель­цем Пет­ро­пав­лов­ско­го за­во­да Мак­си­мом По­хо­дя­ши­ным.

Ча­сов­ня в де­ревне Ла­че в 1897 го­ду бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в цер­ковь и освя­ще­на в честь свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца. Сво­е­го прич­та цер­ковь свя­ти­те­ля Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца не име­ла, и служ­бы вы­нуж­ден был про­во­дить свя­щен­ник церк­ви Пет­ро­пав­лов­ско­го се­ла.

Де­рев­ни эти по чис­лу жи­те­лей бы­ли ма­лень­кие (все­го при­хо­жан бы­ло 1250 душ обо­е­го по­ла), а меж­ду тем при­ход рас­ки­нут, был на гро­мад­ное рас­сто­я­ние, что от­цу Ар­ка­дию (Га­ря­е­ву) в сво­ём слу­же­нии при­хо­ди­лось окорм­лять де­рев­ни, ко­то­рые от­сто­я­ли от его церк­ви на 100 и бо­лее вёрст. Вот как пи­сал (что рас­ска­зы­вал) о сво­ём но­вом при­хо­де отец Ар­ка­дий:

Всту­пив в долж­ность по­ход­но­го свя­щен­ни­ка 18 ян­ва­ря 1910 го­да, я 25 то­го же ян­ва­ря со­вер­шил своё пер­вое слу­же­ние в но­вой долж­но­сти в по­ход­ном хра­ме, уста­нов­лен­ном мною в ча­совне де­рев­ни Де­неж­ки­ной, на ре­ке Сось­ве, по слу­чаю празд­ни­ка в честь на­хо­дя­щей­ся в этой ча­совне чти­мой ико­ны Бо­го­ма­те­ри «Уто­ли моя Пе­ча­ли».

Де­рев­ня эта при­над­ле­жит к при­хо­ду церк­ви се­ла Пет­ро­пав­лов­ско­го. В этом при­хо­де я чис­лил­ся за от­сут­стви­ем мест­но­го свя­щен­ни­ка, по рас­по­ря­же­нию О. Бла­го­чин­но­го, про­то­и­е­рея Слов­цо­ва, вхо­дя­щим свя­щен­ни­ком, и та­ким об­ра­зом все по­езд­ки мои, но­ся­щие мис­си­о­нер­ский ха­рак­тер, тес­но свя­за­ны с об­слу­жи­ва­ни­ем ре­ли­ги­оз­ных нужд и это­го, са­мо­го об­шир­но­го по про­стран­ству, се­вер­но­го при­хо­да Ека­те­рин­бург­ской епар­хии, и не мо­гут быть обособ­ле­ны. Боль­шая часть на­се­ле­ния это­го при­хо­да на ре­ке Лозь­ве лишь недав­но счи­та­лась ещё в ве­де­нии ко­ми­те­та, и здесь с це­лью пра­во­слав­ной мис­сии в де­рев­нях Ла­че и Ми­тя­е­вой име­лись мис­си­о­нер­ские шко­лы, ока­зав­шие гро­мад­ную услу­гу де­лу про­све­ще­ния ино­род­че­ско­го во­гуль­ско­го на­се­ле­ния, ныне уже об­ру­сев­ше­го и пе­ре­ве­дён­но­го пра­ви­тель­ством на по­ло­же­ние го­судар­ствен­ных кре­стьян, хо­тя в от­да­лён­ных де­рев­нях этот край и со­хра­ня­ет ещё свой при­род­ный язык, а так же, к со­жа­ле­нию и мно­гие суе­ве­рия, остат­ки преж­не­го язы­че­ства.

16 сен­тяб­ря 1908 го­да се­ло Пет­ро­пав­лов­ское впер­вые за своё Ар­хи­пас­тыр­ское слу­же­ние по­се­тил Прео­свя­щен­ный Епи­скоп Ека­те­рин­бург­ский и Ир­бит­ский Вла­ди­мир (Со­ко­лов­ский). Отец Ар­ка­дий (Га­ря­ев) в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях го­во­рит о дан­ном при­ез­де его Прео­свя­щен­ства, ко­то­рая бы­ла опуб­ли­ко­ва­на в Ека­те­рин­бург­ских Епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях (ЕЕВ), и со­хра­ни­лась до на­ше­го вре­ме­ни.

От­сут­ствие пе­ре­езд­ной (По­ход­ной) церк­ви, длин­ные на де­сят­ки и, да­же сот­ни ки­ло­мет­ров пе­ре­ез­ды на ло­ша­дях, и оле­ньих упряж­ках, необ­ра­зо­ван­ность и гру­бое язы­че­ство мест­ных на­ро­дов – всё это до­став­ля­ло боль­шие труд­но­сти мо­ло­до­му мис­си­о­не­ру.

За­пис­ная книж­ка от­ца Ар­ка­дия Га­ря­е­ва, опуб­ли­ко­ван­ная в Ека­те­рин­бург­ских Епар­хи­аль­ных Ве­до­мо­стях, рас­ска­зы­ва­ет нам об од­ной из его по­ез­док по Во­гуль­ско­му краю, вот фраг­мент из неё: – 23 ап­ре­ля 1908 го­да я, свя­щен­ник, со сво­им пса­лом­щи­ком, дол­жен быть по­ехать «с Пас­хой» в од­ну из бли­жай­ших де­ре­вень сво­е­го при­хо­да, от­сто­я­щую от при­ход­ской церк­ви за 33 вер­сты зи­мою, и 47 вёрст вес­ною, так как нуж­но ехать ту­да круж­ным пу­тём. В 6 ча­сов утра 2 пса­лом­щи­ка при­ве­ли ко мне ло­шадь и осед­ла­ли мою, и мы вы­еха­ли. Це­лые ме­ся­цы, ко­то­рые мы не ез­ди­ли вер­хом, на пер­вых же ме­ся­цах да­ют се­бя знать, ма­не­ра по­сад­ки по­те­ря­лась, си­деть неудоб­но, но­ги и спи­на ско­ро уста­ли, ка­кая то ту­пая боль по­яви­лась в них. По­го­да убий­ствен­ная дождь се­ет как из си­та, не пе­ре­ста­вая ни на ми­ну­ту, ло­ша­ди не идут в грязь, ко­то­рая на лес­ной тро­пе им по ко­ле­но, жмут­ся к ле­су и об­ли­ва­ют нас це­лы­ми по­то­ка­ми во­ды, ко­то­рую стря­хи­ва­ют с де­ре­вьев. Хо­лод­но, одеж­да вся «до нит­ки» про­мок­ла, дождь не пе­ре­ста­ёт, а об­су­шит­ся негде, нуж­но обя­за­тель­но про­ехать 15 вёрст до за­бро­шен­ной лес­ной из­буш­ки, где у огонь­ка мож­но хоть обо­греть­ся немно­го и по­пить чаю.

Сой­ти с ло­ша­ди и со­греть­ся, идя пеш­ком, нет воз­мож­но­сти, рис­ку­ешь увяз­нуть в гря­зи, си­дишь ста­ра­ясь не ше­ве­лить­ся, чтобы не рас­ше­ве­лить за­тек­ших спи­ны и ног. Ча­са через че­ты­ре ви­дим же­лан­ную из­буш­ку, с оха­ми и аха­ми кое-как сва­ли­ва­ем­ся с ло­ша­дей, дол­го си­дим око­ло ло­ша­дей, как пра­во­вер­ные на мо­лит­ве, не имея воз­мож­но­сти вы­пря­мить за­тек­шие но­ги…

Пло­до­твор­ное мис­си­о­нер­ское слу­же­ние но­во­го свя­щен­ни­ка не мог­ло быть неза­ме­чен­ным. И 18 ян­ва­ря 1910 го­да он на­зна­ча­ет­ся свя­щен­ни­ком По­ход­ной Ка­зан­ско-Бо­го­ро­диц­кой церк­ви для пас­тыр­ско­го по­пе­че­ния над мест­ны­ми во­гуль­ски­ми на­ро­да­ми (хан­ты и ман­си). Тя­же­ло бы­ло мо­ло­до­му пас­ты­рю нести апо­столь­ский крест, про­по­ве­дуя сре­ди языч­ни­ков Се­вер­но­го края.

Пе­ре­нос­ная цер­ковь, на­хо­дя­ща­я­ся в рас­по­ря­же­нии по­ход­но­го свя­щен­ни­ка бы­ла очень гро­мозд­ка и тя­же­ла (бо­лее трёх­сот ки­ло­грамм), и во­зить её на Се­вер к мест­ным жи­те­лям не бы­ло ни­ка­кой воз­мож­но­сти. Ес­ли при­хо­ди­лось ис­по­ве­до­вать и при­ча­щать мест­ных жи­те­лей, то отец Ар­ка­дий Га­ря­ев брал спе­ци­аль­но для это­го за­пас­ные Да­ры. При­ве­дем несколь­ко слу­ча­ев из слу­жеб­ной прак­ти­ки, то­го вре­ме­ни, опи­сан­ных са­мим от­цом Ар­ка­ди­ем Га­ря­е­вым в дру­гой ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в Ека­те­рин­бург­ских Епар­хи­аль­ных Ве­до­мо­стях в 1910 го­ду: «В пау­ле Сид­ней 5 до­мов. Жи­те­ли, – муж­ская по­ло­ви­на, – ти­пич­ные ино­род­цы во­гу­лы, не за­быв­шие сво­е­го род­но­го язы­ка, хо­тя и го­во­рят снос­но по-рус­ски; жи­вут осед­ло – за­ни­ма­ясь ско­то­вод­ством и се­но­ко­ше­ни­ем. Но глав­ное их за­ня­тие всё же со­став­ля­ют охо­та и ры­бо­лов­ство. Ско­то­вод­ство же и се­но­ко­ше­ние, – как и неко­то­рые за­чат­ки зем­ле­де­лия, – не осо­бен­но дав­не­го про­ис­хож­де­ния и обя­за­ны сво­им про­ис­хож­де­ни­ем жен­ской по­ло­вине па­у­ла, – чи­сто рус­ской, кре­стьян­ской. Эта часть на­се­ле­ния па­у­ла за­се­лён­ная сю­да из сёл То­боль­ской гу­бер­нии, где ча­ще церк­ви по се­ле­ни­ям, осо­бен­но скор­бит о том, что здесь им не при­хо­дит­ся го­да­ми мо­лить­ся в хра­ме, го­веть и при­ча­щать сво­их де­тей. По прось­бе их, я мно­гих из них ис­по­ве­дал, а де­тей при­об­щил за­пас­ны­ми да­ра­ми (нет сил от­ка­зать в этом глу­бо­ко ве­ру­ю­щим ма­те­рям) и для успо­ко­е­ния со­ве­сти про­чёл мо­лит­вы, в 40-й день чи­та­е­мые ро­див­шим же­нам, хо­тя де­ти неко­то­рых из них уже лич­но со мною бе­се­до­ва­ли, ин­те­ре­су­ясь неви­дан­ны­ми ими необыч­ны­ми одеж­да­ми свя­щен­ни­ка…»

«На ло­ша­ди не без неко­то­рых за­труд­не­ний я мог про­ник­нуть на се­вер лишь на 120 вёрст от се­ла Ни­ки­то-Ив­де­ля до по­сёл­ка Лю­льин­ско­го (реч­ка Лю­лья) или «Бур­ма­но­во», по­след­не­го осед­ло – на­се­лён­но­го пунк­та се­ве­ра епар­хии, оби­та­те­ли ко­то­ро­го – вы­ход­цы вы­ход­цы из пе­чёр­ско­го края – по­мор­ско­го тол­ка сек­тан­ты. По пу­ти я по­се­тил од­ну юр­ту остя­ка Нери­на, ста­ри­ка 110 лет, жи­ву­ще­го с дву­мя сы­но­вья­ми и вну­ча­та­ми, и са­мо­го ка­жет­ся бед­но­го из ино­род­цев. Ста­рик мо­жет объ­яс­нять­ся по рус­ски, и я бе­се­до­вал с ним о ве­ро­ва­ни­ях во­об­ще ино­род­цев и лич­но его. Из от­ве­тов его я вы­вел горь­кое за­клю­че­ние, что тьма ещё ца­рит в ду­шах ино­род­цев, – и ма­ло там све­та, – лишь про­блес­ки ма­лые, – вспы­хи­ва­ю­щие при на­по­ми­на­нии о Бо­ге, Хри­сте, Ни­ко­ле (Чуд. Мирл.) и гас­ну­щие тот час же под вли­я­ни­ем креп­ко дер­жа­ще­го их в сво­ей вла­сти ша­ма­низ­ма. Ста­рик сам всё же бо­лее или ме­нее ис­ти­но ве­ру­ю­щий, но осталь­ные чле­ны се­мьи, ви­ди­мо, очень все ещё мя­тут­ся вду­ше, не зная кто силь­нее, Хри­стос, или злой дух Шай­тан, свя­щен­ник – слу­жи­тель пер­во­го, – или ша­ман – слу­жи­тель вто­ро­го. Ста­ри­ку (он был бо­лен) име­ю­ще­му по­ня­тие о та­ин­стве свя­то­го при­ча­ще­ния, так как «емае пать­ка Апа­на­сей», (хо­ро­ший ба­тюш­ка) оче­вид­но, жив­ший в 70-х го­дах в Н. Ив­де­ле иерей Афа­на­сий Позд­ня­ков, да­вал при­чя­стия, – я по­со­ве­то­вал по­го­веть, объ­яс­нил, в чём за­клю­ча­ет­ся го­ве­ние, и по­обе­щал дать ему, как и «пать­ка Апа­на­сей» При­ча­стия. Нуж­но от­дать спра­вед­ли­вость, он доб­ро­со­вест­но и с усер­ди­ем ис­пол­нил взя­тое на се­бя обя­за­тель­ство и на об­рат­ном пу­ти, чи­сто­сер­деч­но при­не­ся по­ка­я­ние Гос­по­ду Бо­гу, спо­до­бил­ся Свя­тых Та­ин.» Мис­си­о­нер­ский ко­ми­тет – пи­сал отец Ар­ка­дий Га­ря­ев – сде­лал бы доб­рое по­ис­ти­не де­ло, ес­ли бы не оста­нав­ли­ва­ясь пе­ред неко­то­ры­ми за­тра­та­ми, дал в рас­по­ря­же­ние по­ход­но­го прич­та цер­ковь-па­лат­ку, ко­то­рая при сво­ей лёг­ко­сти мог­ла бы быть за­во­зи­ма или да­же за­но­си­ма, в са­мые от­да­лён­ные угол­ки се­вер­ных де­брей, и чуд­ноё, небес­ной го­стьей бы­ла бы она для оби­та­ю­щих там пра­во­слав­ных лю­дей, це­лы­ми де­сят­ка­ми лет ли­шён­ных об­ще­ствен­но­го мо­лит­вен­но­го бо­го­об­ще­ния и уча­стия в та­ин­стве св. Ев­ха­ри­стии. В мо­ём рас­по­ря­же­нии есть чер­тёж церк­ви-па­лат­ки ве­сом лишь до 4-х пу­дов, то­гда как су­ще­ству­ю­щая по­ход­ная цер­ковь без утва­ри око­ло 20 пу­дов! Я со­знаю, что ма­те­ри­аль­ные за­тра­ты на удо­вле­тво­ре­ние всех нужд по­ход­ной служ­бы на се­ве­ре со сто­ро­ны Ека­те­рин­бург­ско­го Епар­хи­аль­но­го Мис­си­о­нер­ско­го ко­ми­те­та долж­ны быть очень зна­чи­тель­ны, но я смею ду­мать и на­де­ять­ся, что с по­мо­щью Все­выш­не­го Бо­га, име­ни ра­ди Ко­то­ро­го всё это бу­дет со­вер­ше­но, они сто­ри­цею оправ­да­ют­ся те­ми ду­хов­ны­ми, неви­ди­мы­ми бла­ги­ми по­след­стви­я­ми, за ко­то­рые уже воз­да­ёт Все­пра­вед­ный Мздо­воз­да­я­тель Хри­стос, не од­ни толь­ко ма­те­ри­аль­ные ли­ше­ния по­нес­ший, но и зло­по­стра­дав­ший и умер­ший на кре­сте ра­ди сво­ей ве­ли­кой мис­сии ми­ра и люб­ви.

Нам уда­лось най­ти про­дол­же­ние этой ис­то­рии на стра­ни­цах Епар­хи­аль­ных Ве­до­мо­стей.

1910 год ЕЕВ №29 (1авг.) про­то­кол за­се­да­ния мис­си­о­нер­ско­го ко­ми­те­та: «…По­том за­слу­шан был от­чёт по­ход­но­го свящ. мис­си­о­не­ра о. Ар­ка­дия Га­ря­е­ва о его по­езд­ках к во­гу­лам.

При за­слу­ши­ва­нии это­го от­чё­та ко­ми­тет об­ра­тил вни­ма­ние на то, что по­ход­ный свя­щен­ник ез­дит без по­ход­ной церк­ви. По­след­няя ве­сом 20 пу­дов и на оле­нях во­зить её невоз­мож­но. по се­му по­во­ду Епар­хи­аль­ный мис­си­о­нер до­ло­жил, что в 30 вер­стах от стан­ции Ба­же­но­во есть Ас­бе­сто­вые при­ис­ки, на ко­то­рых жи­вёт до 30 ты­сяч че­ло­век при­шло­го пра­во­слав­но­го на­се­ле­ния. Ра­бо­та­ю­щие здесь всё вре­мя ра­бот оста­ют­ся без хра­ма. Та­кое ненор­маль­ное по­ло­же­ние про­изо­шло от то­го, что за­во­дом вла­де­ют ино­вер­цы. они вы­стро­и­ли шко­лу, чи­таль­ный зал и боль­ни­цу. О церк­ви за­бо­тит­ся неко­му. Ду­хов­ные нуж­ды справ­ля­ют­ся свя­щен­ни­ка­ми со­сед­них при­хо­дов.

Так как в на­сто­я­щее вре­мя есть в про­да­же по­ход­ные церк­ви ве­сом до 5 пу­дов, то по­ста­но­ви­ли и по­ру­чи­ли за­ве­ду­ю­ще­му свеч­ным за­во­дом свящ. П. Неча­е­ву вы­пи­сать лег­кую по­ход­ную цер­ковь для о. А. Га­ря­е­ва, а на­хо­дя­щу­ю­ся у него про­дать на Ас­бе­сто­вые при­ис­ки.»

С 13 по 18 де­каб­ря 1910 го­да в го­ро­де Ека­те­рин­бур­ге со­сто­ял­ся Епар­хи­аль­ный Мис­си­о­нер­ский съезд под ру­ко­вод­ством прео­свя­щен­ней­ше­го епи­ско­па Мит­ро­фа­на. На съезд при­бы­ли окруж­ные мис­си­о­не­ры епар­хии, их со­труд­ни­ки, пред­се­да­те­ли мис­си­о­нер­ских ко­ми­те­тов, чле­ны Ека­те­рин­бург­ско­го Епар­хи­аль­но­го Мис­си­о­нер­ско­го Со­ве­та все­го 29 че­ло­век. Был сре­ди них и отец Ар­ка­дий Га­ря­ев.

14 де­каб­ря в 7 ча­сов ве­че­ра в за­ле ар­хи­ерей­ско­го до­ма под пред­се­да­тель­ством Его Прео­свя­щен­ства со­сто­я­лось Со­бра­ние Ека­те­рин­бург­ско­го Ко­ми­те­та Пра­во­слав­но­го Мис­си­о­нер­ско­го Об­ще­ства, на ко­то­ром кро­ме ре­ше­ния на­сущ­ных дел был про­из­ве­дён осмотр, при­го­тов­лен­ной в ма­стер­ской Н. Ста­ри­ко­ва, по­ход­ной церк­ви-па­лат­ки лёг­ко­го ти­па, пред­на­зна­чен­ной для со­вер­ше­ния бо­го­слу­же­ний на даль­нем се­ве­ре епар­хии сре­ди ко­чу­ю­щих во­гу­лов. Цер­ковь эта пред­став­ля­ет со­бой до­воль­но изящ­ную па­лат­ку, по­кры­тую сна­ру­жи бре­зен­том. внут­ри па­лат­ки – раз­бор­ный сто­лик-пре­стол, та­кой же сто­лик для жерт­вен­ни­ка; вме­сто ико­но­ста­са – три вы­со­кие ра­ны, из ко­то­рых в од­ной – ико­на Спа­си­те­ля, пи­сан­ная на по­лотне, в дру­гой – ико­на Бо­го­ма­те­ри, а в сред­ней – меж­ду ни­ми, изо­бра­жа­ю­щей цар­ские вра­та, кро­ме по­лот­на с обыч­ны­ми для цар­ских врат ико­на­ми на­хо­дит­ся ещё из тон­кой лёг­кой ма­те­рии осо­бая за­на­весь. сте­на про­ти­во­по­лож­ная ико­но­ста­су укра­ше­на ико­ною, пи­сан­ною так­же на по­лотне, с изо­бра­же­ни­ем Спа­си­те­ля и свят. Ни­ко­лая и Св. Пр. Си­мео­на по бо­кам. Вес всей церк­ви, укла­ды­ва­ю­щей­ся в осо­бый ящик, все­го до 5 пу­дов, что да­ёт воз­мож­ность пе­ре­во­зить её на од­ной нар­те од­ною трой­кою или да­же па­рою оле­ней. При­сут­ство­вав­ший при осмот­ре церк­ви по­ход­ный свя­щен­ник о. Ар­ка­дий Га­ря­ев при­знал её со­от­вет­ству­ю­щей сво­ей це­ли.

В суб­бо­ту 18 де­каб­ря, Его Прео­свя­щен­ством в со­слу­же­нии ча­сти чле­нов мис­си­о­нер­ско­го съез­да, клю­ча­ря и свя­щен­ни­ка по­ход­ной церк­ви о. Ар­ка­дия Га­ря­е­ва – все­го 14 свя­щен­ни­ков – со­вер­ше­но тор­же­ствен­ное слу­же­ние ли­тур­гии в кре­сто­вой церк­ви. Пред ли­тур­ги­ею со­вер­шен чин освя­ще­ния ан­ти­мин­сов и освя­ще­на по­ход­ная цер­ковь-па­лат­ка, пред­на­зна­чен­ная для се­ве­ра Вер­хо­тур­ско­го уез­да. Свя­щен­ник Га­ря­ев за ли­тур­ги­ею на­граж­дён на­бед­рен­ни­ком за усерд­ную мис­си­о­нер­скую де­я­тель­ность сре­ди во­гу­лов мест­но­го края.

18 де­каб­ря окон­чил­ся мис­си­о­нер­ский съезд. в этот день чле­ны съез­да во гла­ве с прео­свя­щен­ным Вла­ды­кою сни­ма­лись груп­пою в фо­то­гра­фии Ме­тен­ко­ва, же­лая за­кре­пить в сво­ей па­мя­ти дни сов­мест­ной ра­бо­ты на поль­зу свя­той церк­ви и до­ро­гой ро­ди­ны.

К со­жа­ле­нию нам по­ка не уда­лось най­ти эту фо­то­гра­фию. На ней в при­сут­ствии епи­ско­па на­хо­ди­лось 29 свя­щен­ни­ков. Мно­гие из при­сут­ство­вав­ших там свя­щен­ни­ков по­стра­да­ли при со­вет­ской вла­сти, а неко­то­рые из них, как отец Ар­ка­дий при­чис­ле­ны свя­той цер­ко­вью к ли­ку свя­тых. Боль­шую бы по­мощь мог­ла ока­зать эта фо­то­гра­фия, как един­ствен­но со­хра­нив­ше­е­ся изо­бра­же­ние этих лю­дей. Мы об­ра­ща­ем­ся с боль­шой прось­бой о по­ис­ке по­те­рян­ной фо­то­гра­фии к ра­бот­ни­кам ар­хи­вов, кра­е­ве­дам и к лю­дям из свя­щен­ни­че­ских ро­дов. На съез­де 1910 го­да при­сут­ство­ва­ли: Епи­скоп Мит­ро­фан, Епар­хи­аль­ный мис­си­о­нер Алек­сандр Здра­во­мыс­лов, быв­ший по­ход­ный свя­щен­ник о. Ари­старх По­но­ма­рёв, свя­щен­ник по­ход­ной церк­ви о. Ар­ка­дий Га­ря­ев, окруж­ные мис­си­о­не­ры –свя­щен­ни­ки С. Хлы­нов и И. Бо­го­мо­лов

По­сле по­лу­че­ния но­вой церк­ви-па­лат­ки отец Ар­ка­дий все свое вре­мя по­свя­ща­ет мис­си­о­нер­ским по­езд­кам. Во вре­мя пре­бы­ва­ния от­ца Ар­ка­дия Га­ря­е­ва на долж­но­сти на­сто­я­те­ля по­ход­ной церк­ви пе­ре­нос­ной храм ни­ко­гда не на­хо­дил­ся на од­ном ме­сте, как это ста­ло впо­след­ствии, по­сле пе­ре­во­да от­ца Ар­ка­дия в Ни­ки­то-Ив­дель. В от­чё­те о сво­ей де­я­тель­но­сти на­пи­сан­ным от­цом Ар­ка­ди­ем для мис­си­о­нер­ско­го об­ще­ства бы­ла изо­бра­же­на и его фо­то­гра­фия. Един­ствен­ная и чу­дом со­хра­нив­ша­я­ся до на­ших дней, лишь бла­го­да­ря то­му что от­чёт этот был опуб­ли­ко­ван на стра­ни­цах Ека­те­рин­бург­ских Епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стей. Недол­го про­слу­жил отец Ар­ка­дий (Га­ря­ев) при по­ход­ной церк­ви, и уже в ок­тяб­ре 1912 го­да был пе­ре­ве­дён в Ни­ки­то-Ив­дель­скую цер­ковь Вер­хо­тур­ско­го уез­да, но и там он не остав­лял сво­е­го пас­тыр­ско­го по­пе­че­ния о во­гу­лах и вся­че­ски о них за­бо­тил­ся, да­вая им при­ют у се­бя в квар­ти­ре во вре­мя их при­ез­да в Ни­ки­то-Ив­дель. Дом от­ца Ар­ка­дия Га­ря­е­ва ча­сто слу­жил ме­стом сто­ян­ки для во­гуль­ских оле­ней, а вме­сте с тем и ауди­то­ри­ей для бе­сед с во­гу­ла­ми.

Жи­вя в Вер­хо­тур­ском уез­де, отец Ар­ка­дий яв­лял­ся го­ря­чим по­чи­та­те­лем Свя­то­го Пра­вед­но­го Си­мео­на, в сен­тяб­ре 1913 го­да отец Ар­ка­дий при­сут­ство­вал на тор­же­стве освя­ще­ния со­бор­но­го хра­ма в гра­до-Вер­хо­тур­ском Ни­ко­ла­ев­ском мо­на­сты­ре. Пол­ный впе­чат­ле­ний по­сле по­езд­ки отец Ар­ка­дий де­лит­ся сво­и­ми впе­чат­ле­ни­я­ми с Во­гу­ла­ми. Эта бы­ла по­след­няя его бе­се­да с се­вер­ны­ми дру­зья­ми. Вот как вспо­ми­нал это отец Ар­ка­дий:

По­след­ний раз я имел слу­чай при­ни­мать у се­бя во­гу­лов при уча­стии пса­лом­щи­ка Ней­му­ли­на и в сен­тяб­ре се­го го­да, по при­ез­де сво­ем с тор­же­ства освя­ще­ния со­бор­но­го хра­ма в гра­до-Вер­хо­тур­ском Ни­ко­ла­ев­ском мо­на­сты­ре. Был раз­гар охо­ты на бел­ку и ло­ся, так как толь­ко что вы­пал пер­вый снег, и во­гу­лы (из двух юрт) за­шли в Ни­ки­то-Ив­дель за воз­об­нов­ле­ни­ем за­па­сов по­ро­ха и дро­би. Эта по­след­няя моя бе­се­да с ни­ми бы­ла осо­бен­но ожив­ле­на и при­ят­на как для ме­ня, так и для них, мо­их го­стей, ибо ещё пол­ный впе­чат­ле­ний от по­езд­ки, ко­то­рая за­ду­ма­на бы­ла мной ещё до окон­ча­ния по­строй­ки вы­ше­озна­чен­но­го со­бор­но­го хра­ма, счаст­ли­вый ис­пол­не­ни­ем сво­е­го стрем­ле­ния, я ду­шев­но был рад этим мо­им со­бе­сед­ни­кам, ко­то­рым я мог, с поль­зою для них пе­ре­дать свои впе­чат­ле­ния, в свя­зи с жиз­не­опи­са­ни­ем Св. Пра­вед­ни­ка Вер­хо­тур­ско­го края – Си­мео­на, что я с успе­хом и сде­лал.

В Ни­ки­то-Ив­дель­ском се­ле, как и рань­ше отец Ар­ка­дий был за­ко­но­учи­те­лем в Ни­ки­то-Ив­дель­ском дву­класс­ном учи­ли­ще.Но вско­ре и это ме­сто слу­же­ния от­цу Ар­ка­дию при­шлось по­ки­нуть. 27 фев­ра­ля 1914 го­да он был пе­ре­ве­дён в се­ло Бо­ров­ское на ме­сто свя­щен­ни­ка Свя­то-Ни­коль­ско­го хра­ма Ка­мы­щ­лов­ско­го уез­да (ныне Ка­тай­ский рай­он, Кур­ган­ской об­ла­сти). Се­ло Бо­ров­ское ста­ло по­след­ним ме­стом его слу­же­ния. По­сле то­го как стра­на ли­ши­лась Удер­жи­ва­ю­ще­го, с на­ча­лом уста­нов­ле­ния Бо­го­бор­че­ской вла­сти в 1917 го­ду со­зи­да­тель­ная де­я­тель­ность от­ца Ар­ка­дия пе­ре­хо­дит в ис­по­вед­ни­че­скую и за­кан­чи­ва­ет­ся му­че­ни­че­ской кон­чи­ной. Те же, по-ви­ди­мо­му, бан­ди­ты из чис­ла крас­ных вен­гров, ко­то­рые участ­во­ва­ли в рас­стре­ле Цар­ской Се­мьи ста­ли му­чи­те­ля­ми и на­ше­го свя­щен­но­му­че­ни­ка от­ца Ар­ка­дия Га­ря­е­ва. Раз­лич­ные бан­дит­ские груп­пи­ров­ки ез­ди­ли по де­рев­ням гра­би­ли и уби­ва­ли мест­ных жи­те­лей, так­же разо­ря­ли церк­ви и ча­сов­ни, в ос­нов­ном за­би­ра­ли зо­ло­то, се­реб­ро и цер­ков­ную утварь. Мно­гие свя­щен­ни­ки по­сле та­ких на­ле­тов ухо­ди­ли из сво­их при­хо­дов, а так­же скры­ва­лись и пря­та­лись в ле­сах вме­сте с при­хо­жа­на­ми. Отец Ар­ка­дий не по­ки­нул свой при­ход в се­ле Бо­ров­ском и про­дол­жал слу­жить. В Ка­тай­ском кра­е­вед­че­ском му­зее на­хо­дит­ся до­ку­мент с опи­са­ни­ем церк­вей Ка­тай­ско­го рай­о­на и их слу­жи­те­лей. От­пе­ча­тан­ные на пе­чат­ной ма­шин­ке два ли­сточ­ка па­пи­рус­ной бу­ма­ги без под­пи­си – вот что пред­став­ля­ет он из се­бя. Ра­бот­ни­ки му­зея не пом­нят от­ку­да по­яви­лась эта бу­ма­га. ди­рек­тор му­зея го­во­рит что ко­гда она пять лет на­зад при­шла на эту ра­бо­ту, бу­ма­га эта уже ле­жа­ла здесь. В ней го­во­рит­ся свя­щен­ник Бо­ров­ско­го се­ла Ар­ка­дий Га­ря­ев во вре­мя при­хо­да Со­вет­ской вла­сти в 1918 го­ду пря­тал­ся в ле­сах, в июле 1918 го­да был най­ден крас­но­ар­мей­ца­ми и воз­не­сён на шты­ки. Те­ло его бы­ло по­хо­ро­не­но на ста­ром клад­би­ще у ча­сов­ни. Клад­би­ще за­бро­ше­но, цер­ковь до на­ших дней не со­хра­ни­лась. На­ход­ка этой бу­ма­ги вы­зва­ла у ме­ня боль­шие недо­уме­ния. На­сколь­ко же прав­див этот до­ку­мент? Ме­стом за­хо­ро­не­ния по мест­но­му пре­да­нию счи­та­ли ме­сто на­про­тив ал­та­ря Бо­ров­ско­го Свя­то-Ни­коль­ско­го хра­ма. И то, что отец Ар­ка­дий пря­тал­ся в ле­сах, вы­зы­ва­ло, по­че­му-то, боль­шие со­мне­ния. Недо­уме­ния раз­ре­ши­лись бук­валь­но на сле­ду­ю­щий день, ко­гда в рай­он­ном загсе я на­шел мет­ри­че­ские кни­ги Бо­ров­ской Свя­то-Ни­коль­ской церк­ви за 1918 год. В раз­де­ле «О умер­ших», на од­ной из стра­ниц встре­ча­ем та­кую за­пись: 1 июля. Сей церк­ви свя­щен­ник Ар­ка­дий Ни­ко­ла­е­вич Га­ря­ев 39 лет. Убит крас­но­ар­мей­ца­ми. По­гре­бён 11 июля в цер­ков­ной огра­де. Пред­по­ло­же­ние о том, что отец Ар­ка­дий пря­тал­ся от крас­но­ар­мей­цев в ле­сах, мож­но так­же опро­верг­нуть из мет­ри­че­ских книг в ко­то­рых бук­валь­но до пер­во­го июля мож­но от­сле­дить со­вер­ше­ния от­цом Ар­ка­ди­ем цер­ков­ных та­инств и об­ря­дов по­гре­бе­ния. Так как все про­во­ди­мые та­ин­ства за­пи­сы­ва­лись в мет­ри­че­ские кни­ги. Из этих книг, из га­зе­ты Из­ве­стия Ека­те­рин­бург­ской церк­ви, и из уст­ных рас­ска­зов, пе­ре­да­вав­ших­ся жи­те­ля­ми се­ла мож­но с от­но­си­тель­ной точ­но­стью опи­сать по­след­ний пе­ри­од жиз­ни и кон­чи­ну Но­во­му­че­ни­ка. 1 июля 1918 празд­но­вал­ся день свя­тых бес­среб­ре­ни­ков Кось­мы и До­ми­а­на, отец Ар­ка­дий (Га­ря­ев) по обык­но­ве­нию слу­жил ли­тур­гию. По­сле служ­бы со­сто­я­лось вен­ча­ние двух бра­ков, упо­ми­на­ние об этом есть да­же в мет­ри­че­ской кни­ге. Од­на па­ра бы­ла мест­ных жи­те­лей – кре­стьян се­ла Бо­ров­ско­го, а дру­гая – па­ра кре­стьян, при­е­хав­ших из­да­ле­ка, из ря­зан­ской епар­хии. Неиз­вест­но ка­ки­ми судь­ба­ми за­нес­ло их и их близ­ких, ко­то­рые то­же упо­ми­на­ют­ся в мет­ри­че­ской кни­ге как сви­де­те­ли бра­ка, в да­лё­кое За­ура­лье. Во вре­мя вен­ча­ния, в храм во­рва­лась бан­да мадь­яр (пе­чаль­но из­вест­ный от­ряд «Крас­ных ор­лов»). Не дав окон­чить свя­щен­ни­ку служ­бу, они пря­мо в об­ла­че­нии по­ве­ли от­ца Ар­ка­дия (Га­ря­е­ва) из хра­ма по до­ро­ге в сто­ро­ну се­ла Ка­тай­ско­го. Пья­ные бан­ди­ты же­сто­ко рас­пра­ви­лись с му­че­ни­ком. Вый­дя из окрест­но­стей Бо­ров­ско­го се­ла, они свер­ну­ли в лес, и по­до­шли к овра­гу. Там, неда­ле­ко от сель­ско­го клад­би­ща, они под­ня­ли ба­тюш­ку на шты­ки, а те­ло его сбро­си­ли в овраг. С тех пор ме­сто это бы­ло про­зва­но По­пов­ски­ми яма­ми. Несколь­ко дней о судь­бе ба­тюш­ки при­хо­жа­нам ни­че­го не бы­ло из­вест­но, а тре­бы со­вер­шал свя­щен­ник из со­сед­ней де­рев­ни отец Алек­сандр (Ро­му­лов). По­сле ухо­да «крас­ных» те­ло от­ца Ар­ка­дия бы­ло най­де­но ве­ру­ю­щи­ми и через де­сять дней по­сле кон­чи­ны (11 июля), по­чёт­но по­гре­бе­но в цер­ков­ной огра­де Свя­то-Ни­коль­ско­го хра­ма, Бо­ров­ско­го се­ла.

В по­хо­ро­нах при­ни­ма­ло уча­стие всё мест­ное ду­хо­вен­ство:

– свя­щен­ник се­ла Че­ре­мис­ско­го отец Алек­сандр Ро­му­лов;

– свя­щен­ник се­ла Ка­тай­ско­го отец Ар­ка­дий Би­рю­ков;

– диа­кон се­ла Ка­тай­ско­го Свя­то-Тро­иц­кой церк­ви отец Кон­стан­ти­ном Чер­на­ви­ным;

– диа­кон се­ла Че­ре­мис­ско­го отец Ва­си­лий По­но­ма­рёв;

– диа­кон Бо­ров­ско­го Свя­то-Ни­коль­ско­го хра­ма Алек­сандр Чир­кин (слу­жив­ший вме­сте с от­цом Ар­ка­ди­ем);

– пса­лом­щик се­ла Ка­тай­ско­го Все­во­лод Ти­хо­нов;

– пса­лом­щик се­ла Ка­тай­ско­го Свя­то-Тро­иц­кой церк­ви Ан­дрей Глад­ких.

Так­же 11 июня свя­щен­ни­ком Ар­ка­ди­ем Би­рю­ко­вым и пса­лом­щи­ком Все­во­ло­дом Ти­хо­но­вым бы­ло со­вер­ше­но по­гре­бе­ние, ещё од­но­го му­че­ни­че­ски по­гиб­ше­го от рук крас­но­ар­мей­цев. Это был граж­да­нин се­ла Бо­ров­ско­го Ни­ки­та Ти­то­вич Мар­тю­шев, ему бы­ло 59 лет. Свя­щен­ни­ком Ка­тай­ско­го се­ла Ар­ка­ди­ем Би­рю­ко­вым и пса­лом­щи­ком Все­во­ло­дом Ти­хо­но­вым, Ни­ки­та Ти­то­вич был по­хо­ро­нен на при­ход­ском клад­би­ще. За­пись о при­чине его смер­ти в мет­ри­че­ских кни­гах гла­сит, – убит крас­ной ар­ми­ей. Для срав­не­ния – за­пись, го­во­ря­щая о смер­ти от­ца Ар­ка­дия на­пи­сан­ная в тот же день, тем же че­ло­ве­ком, су­дя по по­чер­ку Диа­ко­ном Алек­сан­дром Чир­ки­ным, го­во­рит, убит крас­но­ар­мей­ца­ми.

Через ме­сяц пра­вя­щий Ар­хи­ерей Гри­го­рий (Яц­ков­ских) объ­ез­жал тер­ри­то­рию Ека­те­рин­бург­ской Епар­хии. Марш­рут был со­став­лен та­ким об­ра­зом, чтобы по­се­тить все «ме­ста стра­да­ний и смер­ти» му­че­ни­ков-иере­ев». (Из­ве­стия Ека­те­рин­бург­ской Церк­ви 1918 г. «16 –й» С. 306) в па­мять об этих со­бы­ти­ях Епар­хия вы­пу­сти­ла спе­ци­аль­ный по­ми­наль­ный спи­сок, в ко­то­ром упо­ми­на­лись их име­на, ме­сто уби­е­ния и об­сто­я­тель­ства их кон­чи­ны. В ме­стах оста­но­вок Вла­ды­ки эти спис­ки раз­да­ва­лись при­хо­жа­нам и на­сто­я­те­лям хра­мов для по­ми­но­ве­ния уби­ен­ных. Все­го в спис­ке зна­чи­лось 46 свя­щен­ни­ков. Ныне по­чти все они ка­но­ни­зи­ро­ва­ны. В этом спис­ке и упо­ми­на­ет­ся имя от­ца Ар­ка­дия, об­сто­я­тель­ства его смер­ти ука­за­ны – за­ко­лот. Про­слу­жил отец Ар­ка­дий Га­ря­ев Церк­ви Хри­сто­вой 20 пол­ных лет с 30 июня 1897 го­да по 1 июля 1918 год, ко­гда и был убит. Ре­ше­ни­ем Си­но­да от 2002 го­да свя­щен­но­му­че­ник Ар­ка­дий Га­ря­ев был при­чис­лен к ли­ку Свя­тых в Со­бо­ре но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских. О судь­бе род­ствен­ни­ков от­ца Ар­ка­дия мы зна­ем немно­го из рас­ка­зов ста­ро­жил се­ла. Ан­на Его­ров­на Уша­ко­ва 1921 го­да рож­де­ния рас­ска­зы­ва­ет что су­пру­га от­ца Ар­ка­дия ра­бо­та­ла учи­тель­ни­цей в Бо­ров­ской шко­ле, и что стар­ший брат Ан­ны Его­ров­ны ещё учил­ся у неё , а вот са­ма она не успе­ла. Жи­ла Агри­пи­на Ев­ге­ньев­на в дья­кон­ском до­ме, (ко­то­рый, кста­ти, со­хра­нил­ся до на­ших дней и был пе­ре­дан пра­во­слав­ной церк­ви, сей­час там на­хо­дят­ся мо­на­ше­ские ке­льи) боль­шая часть ко­то­ро­го бы­ла от­да­на но­вой вла­стью под сель­ский со­вет. В до­ме свя­щен­ни­ка, из ко­то­ро­го вы­се­ли­ли ма­туш­ку, раз­ме­ща­лась Бо­ров­ская шко­ла, в ко­то­рой и пре­по­да­ва­ла Агри­пи­на Ев­ге­ньев­на. Спу­стя ка­кое то вре­мя же­нил­ся и уехал пер­вый сын Агри­пи­ны Ев­ге­ньев­ны, по­том уехал и вто­рой, а вме­сте с ним уеха­ла и мать. По сло­вам Ан­ны Его­ров­ны Ми­ха­ил, и Ни­ко­лай бы­ли «со­вет­ски­ми». Так ли это? Ни до­ка­зать не опро­верг­нуть это мы сей­час не мо­жем. По рас­ска­зам дру­гой жи­тель­ни­цы, Агри­пи­на Ев­ге­ньев­на по­сле убий­ства от­ца Ар­ка­дия, жи­ла у её род­ствен­ни­ка. Воз­мож­но это бы­ло сра­зу же по­сле го­не­ний, пе­ред по­се­ле­ни­ем Агри­пи­ны Ев­ге­ньев­ны в дья­кон­ский дом.

В ян­ва­ре 2005 го­да прео­свя­щен­ным Ми­ха­и­лом, епи­ско­пом Кур­ган­ским и Шад­рин­ским на Епар­хи­аль­ном со­бра­нии мест­но­го ду­хо­вен­ства был за­слу­шан до­клад свя­щен­ни­ка Свя­то-Ни­коль­ской церк­ви от­ца Сер­гия о свя­щен­но­му­че­ни­ке Ар­ка­дии Га­ря­е­ве пре­сви­те­ре Бо­ров­ском. Вла­ды­ка вы­ска­зал своё бла­го­рас­по­ло­же­ние, в де­ле по­чи­та­ния Бо­жье­го Угод­ни­ка, бла­го­сло­вил на­пи­са­ние Ико­ны ему, и слу­же­ние ему мо­леб­нов, а так­же бла­го­сло­вил даль­ней­ший сбор ма­те­ри­а­лов, в осо­бен­но­сти тех, ко­то­рые ука­зы­ва­ли бы на ме­сто по­гре­бе­ния свя­щен­но­му­че­ни­ка, а так­же Вла­ды­ка Ми­ха­ил ска­зал, что эта ин­фор­ма­ция бу­дет по­сла­на мит­ро­по­ли­ту Юви­на­лию с прось­бой о под­ня­тии его мо­щей. Вот од­но из та­ких сви­де­тельств – вос­по­ми­на­ние быв­ше­го на­сто­я­те­ля Свя­то-Ни­коль­ско­го хра­ма про­то­и­е­рея от­ца Алек­сандра Ни­ку­ли­на при­ве­де­но ни­же: В 1986 го­ду, по­чти через 70 лет по­сле за­хо­ро­не­ния свя­щен­но­му­че­ни­ка, на­сто­я­тель церк­ви Свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в се­ле Бо­ров­ском (ни­ко­гда не за­кры­вав­шей­ся) ныне по­чив­ший отец Ни­ко­лай По­кров­ский бла­го­сло­вил ис­ко­пать «свя­той ко­ло­дец» для остат­ков освя­щён­ной во­ды. Ко­гда на­ткну­лись на кир­пич­ную клад­ку гроб­ни­цы на глу­бине двух мет­ров, в воз­ду­хе рас­про­стра­ни­лось обиль­ное бла­го­уха­ние. Ме­сто вновь за­сы­па­ли зем­лёй, по­ста­ви­ли крест и об этом, отец Ни­ко­лай по­ве­дал за­сту­пив­ше­му на его ме­сто от­цу Алек­сан­дру Ни­ку­ли­ну. По­сле рас­спро­са ста­рых при­хо­жан мы узна­ли, что это мо­ги­ла от­ца Ар­ка­дия Га­ря­е­ва.

Вско­ре бла­го­да­ря дан­ным За­ру­беж­ной Церк­ви, ста­ла из­вест­ной да­та его му­че­ни­че­ской кон­чи­ны. И с это­го вре­ме­ни в день его па­мя­ти, ста­ли слу­жить ве­ли­кую па­ни­хи­ду и про­пе­вать пес­но­пе­ния Но­во­му­че­ни­кам и Ис­по­вед­ни­кам Рос­сий­ским. в бо­ру отыс­ка­ли ме­сто ги­бе­ли свя­щен­но­му­че­ни­ка, По­пов­ские Ямы, и там был уста­нов­лен боль­шой крест. В 1996 го­ду у свя­то­го кре­ста по­бы­ва­ла вдо­ва пле­мян­ни­ка Ца­ря-Му­че­ни­ка Оль­га Ни­ко­ла­ев­на Ку­ли­ков­ская-Ро­ма­но­ва. По­чи­та­ние свя­щен­но­му­че­ни­ка Ар­ка­дия ста­ло ча­стью жиз­ни при­хо­жан-па­лом­ни­ков этой церк­ви и со­здав­ше­го­ся здесь мо­на­сты­ря. В 2002 го­ду по неко­ей бла­го­вид­ной при­чине вновь был про­рыт ход к гроб­ни­це от­ца Ар­ка­дия. На сей раз, из гроб­ни­цы был ак­ку­рат­но вы­нут один кир­пич и все при­сут­ство­вав­шие уви­де­ли пре­крас­но со­хра­нив­ший­ся сос­но­вый гроб, по­кры­тый ме­ста­ми об­лу­пив­шей­ся зе­лё­ной крас­кой. При июль­ской жа­ре в те­че­нии двух недель от гро­ба ис­хо­ди­ло тон­кое бла­го­уха­ние. На гроб­ни­цу по­ста­ви­ли ико­ну Свя­той Тро­и­цы и за­жгли лам­па­ду. Мно­гие мо­ли­лись и при­кла­ды­ва­лись к оче­вид­ной свя­тыне. Од­на жен­щи­на ис­це­ли­лась от сво­е­го неду­га. По бла­го­сло­ве­нию пра­вя­ще­го ар­хи­ерея Кур­ган­ской епар­хии Прео­свя­щен­но­го Ми­ха­и­ла мо­гил­ку свя­щен­но­му­че­ни­ка вновь при­кры­ли зем­лёй в ожи­да­нии су­деб Бо­жи­их.

Источник: Материал с сайта azbyka.ru

14.07.2019 Просмотров: 472