О соборе Новомученики    Пожертвование
МенюЦерковная жизньЦерковные праздники → Священномученик Иоанн Честнов
Священномученик Иоанн Честнов

13 ДЕКАБРЯ


Священномученик Иоанн Честнов

Свя­щен­но­му­че­ник Иоанн ро­дил­ся 30 ян­ва­ря 1874 го­да в де­ревне За­по­но­рье Бо­го­род­ско­го уез­да Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Пет­ра Чест­но­ва. В 1904 го­ду по окон­ча­нии чет­вер­то­го кур­са Мос­ков­ской Ду­хов­ной се­ми­на­рии Иван Чест­нов по­дал про­ше­ние об уволь­не­нии. В мае то­го же го­да он сдал эк­за­мен на зва­ние учи­те­ля цер­ков­но­при­ход­ской шко­лы. 29 июня 1904 го­да епи­скоп Мо­жай­ский, ви­ка­рий Мос­ков­ской епар­хии Пар­фе­ний (Ле­виц­кий) опре­де­лил Ива­на Пет­ро­ви­ча на долж­ность пса­лом­щи­ка Зна­мен­ской церк­ви в се­ле Аме­ре­во Бо­го­род­ско­го уез­да. В 1905 го­ду он был по­свя­щен в сти­харь. В июле 1907 го­да Иван Чест­нов был пе­ре­ве­ден на ме­сто пса­лом­щи­ка в Кре­сто­воз­дви­жен­ский храм в се­ле Но­вое при ре­ке Вол­ге Клин­ско­го уез­да. В 1908 го­ду Иван Чест­нов был ру­ко­по­ло­жен во диа­ко­на и мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским Вла­ди­ми­ром (Бо­го­яв­лен­ским) опре­де­лен на слу­же­ние к Вос­кре­сен­ской клад­би­щен­ской церк­ви в го­ро­де По­доль­ске. С 1910 го­да он был так­же за­ко­но­учи­те­лем в муж­ском и жен­ском учи­ли­щах го­ро­да. С 20 мар­та 1917 го­да диа­кон Иоанн со­сто­ял чле­ном ис­пол­ни­тель­но­го уезд­но­го ко­ми­те­та ду­хо­вен­ства и ми­рян, а в июле то­го же го­да был из­бран чле­ном бла­го­чин­ни­че­ско­го со­ве­та Пер­во­го По­доль­ско­го окру­га. За усерд­ное слу­же­ние Церк­ви Бо­жи­ей ко дню Свя­той Пас­хи 1919 го­да диа­кон Иоанн Чест­нов был удо­сто­ен Пат­ри­ар­ше­го бла­го­сло­ве­ния.

В 1920 го­ду от­ца Иоан­на ру­ко­по­ло­жи­ли во свя­щен­ни­ка, и 1 сен­тяб­ря мит­ро­по­ли­том Кру­тиц­ким Ев­се­ви­ем (Ни­коль­ским) он был опре­де­лен во свя­щен­ни­ка в Зна­мен­ский храм в се­ле За­ха­рьи­но По­доль­ско­го уез­да. 3 ян­ва­ря 1921 го­да его сно­ва пе­ре­ве­ли в Вос­кре­сен­скую клад­би­щен­скую цер­ковь в го­ро­де По­доль­ске.

По бла­го­сло­ве­нию епи­ско­па По­доль­ско­го Ин­но­кен­тия (Ле­тя­е­ва) в кон­це де­каб­ря 1928 го­да отец Иоанн был на­прав­лен в Ми­хай­ло-Ар­хан­гель­скую цер­ковь в се­ле Верт­лин­ское Сол­неч­но­гор­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти. Здесь отец Иоанн в 1929 го­ду был в пер­вый раз аре­сто­ван. Про­быв пять с по­ло­ви­ной недель в за­клю­че­нии, он был осво­бож­ден.

Из-за невоз­мож­но­сти по­сто­ян­но пла­тить боль­шой на­лог, ко­то­рый без­бож­ная власть на­кла­ды­ва­ла на слу­жи­те­лей Церк­ви, у от­ца Иоан­на в фев­ра­ле 1930 го­да в счет при­чи­та­ю­щих­ся недо­и­мок бы­ла кон­фис­ко­ва­на ко­ро­ва и часть иму­ще­ства. Не имея по­сто­ян­но­го жи­лья, он был вы­нуж­ден про­сить ар­хи­ерея пе­ре­ве­сти его на дру­гой при­ход. Прео­свя­щен­ным епи­ско­пом Вос­кре­сен­ским Иоан­ном (Ва­си­льев­ским) 24 ян­ва­ря 1930 го­да отец Иоанн Чест­нов был пе­ре­ве­ден в Успен­ский храм се­ла Гжель Ра­мен­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской об­ла­сти.

На 1929 и 1930 го­ды при­шел­ся один из пе­ри­о­дов бес­по­щад­ных го­не­ний на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь. На­ме­ре­ва­ясь аре­сто­вать свя­щен­ни­ка, сле­до­ва­тель ОГПУ в ок­тяб­ре 1930 го­да до­про­сил несколь­ко сви­де­те­лей. Все до­про­шен­ные да­ли необ­хо­ди­мые сле­до­ва­те­лю по­ка­за­ния, лож­но об­ви­нив свя­щен­ни­ка в раз­лич­ных ан­ти­со­вет­ских вы­ступ­ле­ни­ях. Эти лже­сви­де­тель­ства под­твер­дил диа­кон Со­лер­тов­ский, слу­жив­ший в од­ном хра­ме с от­цом Иоан­ном. Он рас­ска­зал, как в раз­го­во­ре отец Иоанн од­на­жды ска­зал: «…Несмот­ря на эти го­не­ния, все же ве­ра пра­во­слав­ная не угаснет и по­сле го­не­ния вос­тор­же­ству­ет». Эти и дру­гие сло­ва свя­щен­ни­ка диа­кон пред­ста­вил как ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию, за­явив, что «по­пы Чест­нов и Ви­но­гра­дов при вся­ком удоб­ном слу­чае ис­поль­зу­ют ре­ли­гию во вред су­ще­ству­ю­ще­му строю».

31 ок­тяб­ря 1930 го­да отец Иоанн был аре­сто­ван и 1 но­яб­ря до­про­шен. На во­про­сы сле­до­ва­те­ля свя­щен­ник от­ве­тил: «На за­дан­ный мне во­прос от­но­си­тель­но совре­мен­но­го по­ло­же­ния и су­ще­ству­ю­щей вла­сти от­ве­чу. Вся­кая власть да­ет­ся от Бо­га, по­это­му-то Бог в на­ка­за­ние за на­ши гре­хи и по­сы­ла­ет власть. На­род до­сто­ин той вла­сти, ко­то­рая ему по­сла­на Бо­гом. Ес­ли на­род тво­рит без­за­ко­ние, то Гос­подь для ис­прав­ле­ния по­сы­ла­ет тя­же­лую власть, и до тех пор, по­ка на­род не об­ра­тит­ся к Бо­гу, нис­по­слан­ная Им власть бу­дет про­дол­жать­ся дол­го, а ко­гда на­род за­мо­лит свои гре­хи пе­ред Бо­гом, то су­ще­ству­ю­щая власть дой­дет до та­ко­го по­ло­же­ния, ко­гда она са­ма при­дет к Бо­гу и из­ме­нит свое от­но­ше­ние к ре­ли­гии, и то­гда на­род этот бу­дет до­сто­ин сво­ей вла­сти. … Ви­нов­ным се­бя при­знаю в том, что, не имея пра­ва вы­ска­зы­вать свою точ­ку зре­ния на су­ще­ству­ю­щую власть и по­ло­же­ние в ме­стах боль­шо­го сбо­ри­ща лю­дей, я все же вы­ска­зы­вал, но ого­ва­ри­ва­юсь, что к вы­ска­зы­ва­нию ме­ня вы­нуж­да­ли во­про­сы ве­ру­ю­щих, сам же я ни­ко­гда бе­се­ды не на­чи­нал. В при­зы­вах к сры­ву убо­роч­ной кам­па­нии кол­хо­за и угро­зах кол­хоз­ни­кам я ви­нов­ным се­бя не при­знаю. Мои бе­се­ды и от­ве­ты ве­ру­ю­щим я сум­ми­рую сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми: на­род де­ла­ет зло друг дру­гу, и я как пас­тырь хо­тел при­ве­сти на­род к ми­ру. Мои при­зы­вы и бе­се­ды име­ли це­лью вра­зу­мить на­род и при­ве­сти их к ве­ре Хри­сто­вой, так как ес­ли ве­ра Хри­сто­ва укре­пит­ся, то и су­ще­ству­ю­щая власть так­же по­дой­дет к этой ве­ре, и вот то­гда-то и уста­но­вит­ся власть, угод­ная Бо­гу».

22 но­яб­ря 1930 го­да трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка Иоан­на Чест­но­ва к трем го­дам ссыл­ки в Ка­зах­стан.

По­сле от­бы­тия сро­ка на­ка­за­ния отец Иоанн вер­нул­ся в Мос­ков­скую об­ласть. По­сколь­ку про­жи­вать в сто­ки­ло­мет­ро­вой зоне от Моск­вы ему бы­ло за­пре­ще­но, он по­се­лил­ся в го­ро­де Мо­жай­ске, где был свя­щен­но­на­ча­ли­ем на­зна­чен слу­жить в Воз­не­сен­ский храм го­ро­да. В 1934 го­ду с по­мо­щью об­нов­лен­цев вла­сти ре­ши­ли за­крыть храм. Отец Иоанн об­ра­тил­ся к свя­щен­но­на­ча­лию о на­зна­че­нии его на дру­гой при­ход. По­сколь­ку в этот пе­ри­од хра­мы в боль­шом ко­ли­че­стве за­кры­ва­лись без­бож­ны­ми вла­стя­ми, мно­гие свя­щен­но­слу­жи­те­ли ли­ши­лись при­хо­дов. Кро­ме то­го, дру­гие свя­щен­но­слу­жи­те­ли вер­ну­лись из ссы­лок и ла­ге­рей, имея за­прет на про­жи­ва­ние в круп­ных го­ро­дах стра­ны. За­штат­ное ду­хо­вен­ство по­рой дол­го ожи­да­ло на­зна­че­ния на при­ход. По­сколь­ку отец Иоанн имел за­прет на про­жи­ва­ние в сто­ки­ло­мет­ро­вой зоне во­круг Моск­вы и ми­ли­ция от­ка­зы­ва­лась его ре­ги­стри­ро­вать в Мос­ков­ской об­ла­сти, свя­щен­но­на­ча­лие по­со­ве­то­ва­ло ему об­ра­тить­ся с про­ше­ни­ем к ар­хи­ере­ям со­сед­них с Мос­ков­ской епар­хий о при­ня­тии в клир и на­зна­че­нии на при­ход.

Отец Иоанн в ок­тяб­ре 1934 го­да по­слал про­ше­ние ар­хи­епи­ско­пу Там­бов­ско­му Вас­си­а­ну (Пят­ниц­ко­му) о при­ня­тии в клир Там­бов­ской епар­хии. В фев­ра­ле 1935 го­да был по­лу­чен от­вет от сек­ре­та­ря епар­хии, что «чис­ло при­хо­дов все бо­лее со­кра­ща­ет­ся и в то же вре­мя рас­тет чис­ло без­мест­но­го ду­хо­вен­ства, ко­то­рое неде­ля­ми и ме­ся­ца­ми ждет оче­ре­ди на ко­ман­ди­ров­ку в тот или иной при­ход. При та­ких усло­ви­ях за­ме­ще­ний ва­кан­сий Вла­ды­ка не на­хо­дил удоб­ным вы­зы­вать Вас и ста­вить Вас в оче­редь “ожи­да­ю­щих”. Но ес­ли Вы хо­ти­те риск­нуть, то при­ез­жай­те, за­пас­шись все­ми необ­хо­ди­мы­ми до­ку­мен­та­ми, хо­тя хо­ро­ших при­хо­дов в на­сто­я­щее вре­мя очень ма­ло. Ес­ли Вам ни­ко­им об­ра­зом нель­зя устро­ить­ся в Мос­ков­ской или иной епар­хии, то мо­же­те на свой страх и риск при­е­хать к Вла­ды­ке».

В кон­це фев­ра­ля 1935 го­да отец Иоанн об­ра­тил­ся с про­ше­ни­ем к ар­хи­епи­ско­пу Твер­ско­му Фад­дею (Успен­ско­му). 1 мар­та вла­ды­ка при­слал от­вет: «В на­сто­я­щее вре­мя нет сво­бод­ных мест во­об­ще, за со­кра­ще­ни­ем при­хо­дов».

10 мар­та 1935 го­да отец Иоанн был на­зна­чен на слу­же­ние в Ми­хай­ло-Ар­хан­гель­ский храм го­ро­да Тал­до­ма Мос­ков­ской об­ла­сти. На празд­ник Пас­хи Хри­сто­вой вла­сти за­пре­ти­ли ему со­вер­шать об­ход до­мов ве­ру­ю­щих с мо­леб­на­ми. В пер­вый день Пас­хи отец Иоанн при­шел по при­гла­ше­нию цер­ков­но­го ста­ро­сты Вол­ко­ва к нему в дом на чае­пи­тие. Кро­ме от­ца Иоан­на при­сут­ство­ва­ли и при­хо­жане хра­ма. Был там и некто Аген­тов, ко­то­рый за­ни­мал­ся из­го­тов­ле­ни­ем свеч для при­хо­да. За ча­ем за­шел раз­го­вор о совре­мен­ных со­бы­ти­ях в ми­ре, об ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной аги­та­ции и вос­пи­та­нии де­тей.

19 мая 1935 го­да сле­до­ва­тель НКВД до­про­сил Аген­то­ва в ка­че­стве сви­де­те­ля, ко­то­рый так рас­ска­зал об этой бе­се­де: «За ча­ем воз­ник раз­го­вор на по­ли­ти­че­скую те­му, в про­цес­се ко­то­ро­го Чест­нов про­из­нес ан­ти­со­вет­скую по со­дер­жа­нию речь: ес­ли бы рус­ский на­род твер­до дер­жал­ся сво­ей пра­во­слав­ной ве­ры и был бы во­ору­жен ду­хом рус­ско­го пат­ри­о­тиз­ма, то­гда бы не по­сме­ла со­вет­ская власть аре­сто­вать ни од­но­го на­ше­го свя­щен­ни­ка, по­то­му что на­род еди­но­душ­но, все как один вы­шли бы на за­щи­ту ду­хо­вен­ства. Рус­ский на­род по­пал под па­губ­ную аги­та­цию боль­ше­ви­ков, за­был свою пра­во­слав­ную ве­ру и по­те­рял дух пат­ри­о­тиз­ма...».

В тот же день, 19 мая, отец Иоанн был аре­сто­ван. На обо­ро­те ор­де­ра на арест он на­пи­сал: «Про­чи­тан­ное мне на­сто­я­щее по­ста­нов­ле­ние под­пи­сы­вать от­ка­зы­ва­юсь, так как в предъ­яв­лен­ном мне об­ви­не­нии, из­ло­жен­ном в на­сто­я­щем по­ста­нов­ле­нии, ви­нов­ным се­бя не при­знаю». На­ча­лись до­про­сы. Сле­до­ва­тель про­вел несколь­ко оч­ных ста­вок меж­ду от­цом Иоан­ном и сви­де­те­ля­ми. 21 мая со­сто­я­лась тре­тья оч­ная став­ка, на этот раз меж­ду свя­щен­ни­ком и при­хо­жа­ни­ном, ко­то­рый, су­дя по все­му, был при­став­лен для на­блю­де­ния и пе­ре­да­чи в НКВД все­го то­го, что свя­щен­ник го­во­рил на­ро­ду.

По­сле окон­ча­ния след­ствия от­ца Иоан­на пе­ре­ве­ли в Бу­тыр­ский изо­ля­тор в го­ро­де Москве. 8 июня 1935 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка Иоан­на Чест­но­ва к трем го­дам ссыл­ки в Ка­зах­стан.

На­ка­за­ние отец Иоанн от­бы­вал на стан­ции Чуй­ско­го рай­о­на Ка­зах­ской ССР. 23 но­яб­ря 1937 го­да он был аре­сто­ван Чуй­ским рай­он­ным от­де­ле­ни­ем НКВД. По­сле аре­ста со­сто­ял­ся до­прос:

– След­ствие рас­по­ла­га­ет до­ста­точ­ны­ми ма­те­ри­а­ла­ми, что вы ве­ли, бу­дучи в ссыл­ке, ан­ти­со­вет­скую ра­бо­ту. Дай­те след­ствию прав­ди­вые по­ка­за­ния.

– По­вто­ряю, что, бу­дучи в ссыл­ке, я не вел ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской ра­бо­ты, а по­это­му и дать ка­ких-ли­бо по­ка­за­ний не мо­гу.

На этом до­прос и след­ствие бы­ли за­кон­че­ны. 4 де­каб­ря бы­ло со­став­ле­но об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, где ска­за­но, что «Чест­нов, от­бы­вая ссыл­ку в Чуй­ском рай­оне, за­ни­мал­ся неле­галь­но ис­пол­не­ни­ем ре­ли­ги­оз­ных об­ря­дов, сре­ди на­се­ле­ния вел ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию».

10 де­каб­ря 1937 го­да трой­ка УНКВД Ал­ма-Атин­ской об­ла­сти при­го­во­ри­ла от­ца Иоан­на к рас­стре­лу.

Свя­щен­ник Иоанн Чест­нов был рас­стре­лян 13 де­каб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной об­щей мо­ги­ле.

Источник: azbyka.ru

13.12.2017 Просмотров: 37